Яковлевские метаморфозы

Беседа с «Тимером» (Владимир Тяпкин) интересна по целому ряду причин. Да, не каждый день берут интервью у представителей чувашского национального движения, однако дело всё же в другом: данное видео есть квинтэссенция возникающих перед националистами проблем и совершаемых ими из года в год ошибок. 

В сегодняшней статье мы не только по тезисам разберём сказанное в ролике, но и постараемся ответить на животрепещущий вопрос: почему чувашские патриоты оказались не в состоянии хоть сколько-нибудь противостоять процессу глобализации?

Малалла!

Итак, первые минуты разговора посвящены экскурсу в историю: «Тимер» оживлённо (о чём свидетельствует в том числе и активная жестикуляция) повествует о предпосылках создания Чувашского национального конгресса (ЧНК), исторических причинах поддержки центром идей федерализма, своих политических амбициях и иже с ними.

Здесь стоит обратить внимание на следующее его высказывание:

«Представьте: отдельная Чувашия, своё правительство, да элементарно свои должности «…». Я тогда ещё шутил, в те времена: мне-то очень многого не надо, дайте мне банно-прачечный дворец (?) какой-нибудь»

Честно сказать, эта фраза уже вызывает недоумение. Разве такую позицию должен занимать лидер, тем более в важное с политической, культурной и иных точек зрения время?

Обратимся к политической психологии.
Для политического лидера свойственно наличие яркого и детализированного образа («схемы») мира наряду с сильным стремлением утвердить этот образ в реальности, то есть реализовать его. Это стремление и является наиболее сильным мотивом участия человека в политике. Лидер неизбежно стремится к властным рычагам, ибо именно они и дают возможности в наибольшей степени осуществить свой образ-схему мира.

Ладно, скажете вы, «Тимер» просто не рассматривает власть как самоценность. Она для него лишь инструмент, лишь средство реализации тех целей, которые этот человек считает важными: сохранение чувашского языка, культуры, традиций…

Нет, отвечаем мы. Дело здесь не в скромности и благородных целях, но в глубоко сидящем комплексе неполноценности, чьим духом пронизано практически всё патриотически настроенное чувашское общество.

«Я тогда, можно сказать, клюнул. «…» Видимо тут с генами связано,не совсем в порядке наверное, нормальные люди делали бизнес. «…» А мы за язык, за чувашскую культуру, за традицию «…» [начали] заниматься этой для нормального человека хернёй»

«Чисто гипотетически хотели даже национальную гвардию… Хотя бы в аэропорту встречать, эти же бедные папуасы встречают. Почему чувашам нельзя?»

«Хотя нас наверное уже молодежь и не поддержит, но мы как индейцы, «…», как чингачгук, мы всё-таки хотим сохраниться чувашами. Ну вот хотим мы так.»

«Тимер» выставляет себя, а заодно и всех борцов за чувашскую идентичность и язык, жалкими индейцами-папуасами, а чувашскую культуру, соответственно, культурой папуасов, которую неравнодушные «чингачгуки» по каким-то своим, неведомым цивилизованным людям, причинам стремятся сохранить. Почему непонятно по каким причинам? Да потому что эти причины не может перечислить сам «Тимер»: хотим мы мол и всё уж.
Слышны так же и пораженческие мотивы:

«Да не надо этот язык знать, ну исчезнет язык то, я говорю: да не учи»

В видео кстати поднимается и проблема незаинтересованности бизнеса в деле финансирования чувашских национально-культурных проектов. Здесь «Тимер» подмечает: чтобы деньги были вложены в определённый проект, инвестора нужно заинтересовать.
Вопрос на засыпку: будут ли инвесторы заинтересованы в финансировании национально-ориентированных проектов, чьи создатели-пораженцы прямо говорят об их тщетности ? (Мы вымрем, язык исчезнет и так далее по списку). Ответ очевиден.

ОО призывах к молодежи не лезть в политику и «начни с семьи, начни с себя»

Благовидный, но при этом очень и очень вредный лозунг, ибо обычно он никак не соотносится с масштабом проблем, в отношении которых употребляется.
Да и что поменял в себе и своей семье «Тимер», если его собственные сыновья не знают чувашского, дочь лишь до детского сада говорила на чистом чувашском, а сам «начинатель с себя» в том же обращении к зрителям говорит на русско-чувашском суржике? Назвал дочь чувашским именем? Превеликое достижение.

Следует понимать, что именно отказ от политического вопроса в 90-х годах дал «зелёный свет» центру в его стремлении унифицировать население России. Мы отказались от политического вопроса и, как результат, получили поправки в конституцию ЧР, констатирующие упразднение института президентства, отмену обязательного изучения чувашского языка в школах, не говоря уже о том, что Чувашия перестала быть «республикой-государством» в составе РФ. 

Кстати о языке. Где был «Тимер» и ЧНК, когда решался вопрос об отмене обязательного статуса чувашского языка в школах? Ведь Конгресс никак не высказался по поводу этого вопроса ни в правовом, ни в политическом пространстве.

А дело видимо в том, что по словам «Тимера» мы не имеем морального права требовать от кого бы-то ни было «чувашских» садиков и преподавания чувашского языка в школах — по его мнению, в садик нужно привести ребёнка, уже владеющего родным языком. 
И это при том, что сам Тяпкин жалуется: до садика дочь говорила на чистом чувашском языке, а сейчас уже нет. 

««Конгресс лет десять назад ещё скатился на песни и пляски — на фольклор»

Действительно, «фольклоризация» — это большая проблема для нас. Чувашские национальные организации фактически ограничиваются лишь тем, что устраивают «народные» фестивали, сходки и дискотеки. 
Подобного рода мероприятия суть «похоронный марш», создающий видимость национального существования, в то время как сама нация исчезает катастрофическими темпами: только в период с 2000 по 2010 годы мы потеряли около двухсот тысяч человек. Нет, эти люди не умерли, а просто перестали идентифицировать себя как чуваши. 
Более того, национальный суррогат в виде ансамблей песен и плясок дискредитирует чувашскую культуру в глазах молодёжи.

Здоровая чувашская национальная организация в первую очередь должна отстаивать интересы своего народа в правовом поле, создавать уроки, лекции, медиа-контент, лоббировать строительство чувашских детских садов и школ.
И вроде бы правильно сказал «Тимер» насчет фольклора, только почему тогда грант в 3,5 миллиона, выделенный ЧНК, был потрачен на Акатуй в Крыму? Почему деньги тратятся на «национальные» дискотеки за пределами республики, когда в самой республике говорящие на одном из государственных языков, по признанию того же «Тимера», считаются ненормальными?

Ассоциирование себя с индейцами и папуасами, комплекс неполноценности, политическая пассивность, ориентированность на фольклор в ущерб реальному развитию как нации — всё это есть последствия многовекового воспитания чувашей в духе выученной беспомощности. 

«Выученная беспомощность — состояние человека или животного, при котором индивид не предпринимает попыток к улучшению своего состояния, хотя имеет такую возможность. Сопровождается потерей чувства свободы и контроля, неверием в возможность изменений и в собственные силы, подавленностью, депрессией и даже ускорением наступления смерти.»

Своеобразным столпом этой беспомощности является культ «отца-патриарха» чувашского народа И.Я. Яковлева, человека, желающему этому народу исчезновения и считающего его культуру и историю ущербными по существу, человека, в «духовном завещании» которого фактически прописано отречение народа от своей культуры. Но об этом мы ещё напишем.

А пока резюмируем: яковлевские метаморфозы проникли в чувашское общество столь глубоко, что даже патриоты и националисты больны пораженчеством и комплексом неполноценности. Это явный вирус, вирус давний, и борьба с ним — забота наша и забота следующих поколений, забота всех тех, кому неравнодушна судьба чувашского народа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *