Ответ Руслану Айсину или кто такие «ясачные чуваши»

Данный текст — своего рода критика на критику, критика некоторых положений (с которыми нам сложно согласиться) опровержения Руслана Айсина на текст, опубликованный в телеграм-канале БОО Башкорт.

Айсин пишет:

«Волжские булгары до IX века являются общим этническим компонентом для чуваш и казанских татар. Нас разделил ислам и последующие этнические миграции и смешения. В состав астраханских групп татар, вошли близкие к булгарам хазары»

Начнём с того, что говорить о «разделении исламом» чувашей и казанских татар, каким бы правильным этот подход ни казался на первый взгляд, нельзя: как верно замечает сам автор, «все нации — продукт XVIII-XX века», соответственно оперировать понятиями, обозначающими сложившиеся уже впоследствии этно-общности, в контексте IX века, равно как и проводить чёткую грань между племенами, принявшими в IX веке Ислам и сформировавшими костяк будущего татарского этноса, и племенами, Ислам не принявшими и ставшими основой этноса чувашского, некорректно.
Ислам был распространён среди всего населения Волжской Булгарии, не только предков современных татар, но и чувашей, частично даже финно-угров: причем как среди той части, которая восприняла его наиболее полно, а потому в ближайшее же время составила органичную часть тюркского этноса с исламской доминантой (но не была его основой!), так и среди той части, среди которой Ислам укорениться до завоевания Волжской Булгарии ханом Бату не успел.
Следствием этого стал так называемый «староисламский религиозный пласт», который можно обнаружить в языке и культуре народов Идель-Урала.
Так, в культуре башкир хорошо видно два религиозных пласта: вырожденный староисламский, во многом синкретический, и новый, связанный уже с джадидизмом.
Если вернуться к чувашам, то вспоминаем поклонение могилам шейхов (к примеру, поклонение чувашей захоронению булгарского шейха Валем-хущи (Маалюм-ходжи)), именования культовых сооружений (чув. «киремет», удм. «керемет» от арабского «карамат»), божеств (Пихамбара от перс. «пейгамбар» (пророк)), сохранившийся запрет на свинину и прочее.
Примечательно, что существует и категория старокряшен, у которых Ислам выродился в куда намного более синкретическую, нежели у некрещенных чувашей, религию. Существование у них таких понятий как «жырт алласы», «мунча алласы», «киртэ алласы» говорит само за себя.
Советский этнограф Н.И. Воробьёв в 1929 году пишет в своей работе «Кряшены и татары»:

«Вопрос о том, были ли старокряшены крещены из ислама, ещё достаточно спорный. Наблюдая быт и даже язык, можно со значительной долей вероятия сказать, что эти татары или совсем не были мусульманами, или находились в исламе так мало, что он не проник в их быт»

Больше доказательств существования староисламского пласта в языке и культуре народов Иделя можно найти в других наших статьях.

Далее Айсин пишет:

«Ясачные чуваши Казани, упоминаемые в русских писцовых книгах (но не в татарских источниках) — сословное понятие. По мнению Исхакова — означает «пахари». Пока это не до конца разгаданная загадка истории, которую нельзя трактовать, как общность, идентичную современным чувашам, которые просто приняли ислам»

Здесь автор вычеркивает практически всю мусульманскую историю чувашей за исключением современного этапа. За скобками оказываются значительные процессы, значительные в том числе и по масштабам (об этом можно прочитать здесь — Священник Багин о масштабах «татаризации» и её причинах). Да, прямо таки тотальной ассимиляции и трансформации чувашей в татар не происходило, но явление вряд ли можно свести к отдельным инцидентам и тем более сложно отрицать как таковой факт татаризации части чувашского населения Казанской губернии. Хотя бы потому что в пользу этой позиции свидетельствует как минимум топонимика.
И, наконец, о ясачных чувашах Казанской губернии.
Предположение, что это есть лишь сословное понятие скорее всего навеяно писаниной археолога В.Ф. Генинга:

«В русских писцовых книгах по Казанскому уезду, составленных непосредственно после присоединения Казанского ханства к Русскому государству, встречаются любопытные указания на этническую принадлежность населения. Почти абсолютно во всех населенных пунктах указываются “служилые татары” и “ясачная чуваша”, причем последние численно преобладают»

Генинг В. Ф. К вопросу о продвижении сибирского населения в Западное Приуралье в I тыс. н. э. // Вопросы истории Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск, 1961. С. 33

Да, на определённом историческом этапе мусульманское население Среднего Поволжья находилось в сословии ясачных татар (примечательно, то что идентификация «татар» применительно к мусульманам Южного Урала, как этнический термин и автоним, в метрических книгах ОДМС XIX в. почти не встречается, что красноречиво говорит о позднем характере данного определения, широко распространившегося лишь в начале XX в.), однако корни этнонима «чуваш» следует искать в религиозной идентичности.

В Башкирии, например, понятия «чуваш» и «мусульманин» были едва ли не синонимичными. Об этом говорит ономастический материал XVI–XIX вв.: среди таких башкирских этноантропонимов, как Мишар, Казакбай, Туркмен, Ногай (Ногайбек, Нагайбак), Узбек, Чермыш, есть также имена Чувашай, Чувашбай и Акчуваш.

Мурад Рамзи в «Талфик аль-ахбар» пишет:

«…Племя чермышей (т. е. черемисы или марийцы. — ред.) до сих пор про тех, кто принял Ислам, говорят “стал сувасом” (т. е. чувашем. — ред.).

Об этом говорит и Ш. Марджани:

«Башкиры и черемисы мусульман называют чувашами и иногда в ругательной форме говорят: “Казанские чуваши”. Черемисы при этом употребляют слово “суас”, что также несет значение чуваш. Из этого следует, что чуваши – это народ, близкий к булгарам по своей религии, языку и местоположению. Несмотря на то, что в их языке очень много финских слов, также много и тюркских тоже, поэтому их принято считать тюрками. Поэтому черемисы все мусульманские и незнакомые народы называют «сувас», этим именем они именуют даже черемисов, которые приняли ислам»

Кстати приокрыть завесу тайны о ясачных чувашах Казанской губернии помогает рукопись 1635 г., хранящаяся в Дрезденской библиотеке, автором которой является Рахман Колой. Представляет она из себя письмо Крымскому муфтию, в котором абызы (духовные лица мусульман) и старейшины Казанского уезда обратились к крымскому хану с просьбой принять «еловых марийцев» (чиршы чирмыш), «горных чувашей» (тау-чуваш), просто чувашей, «иштек-башкир» (иштяк-башкурт) в свое подданство.

[Kurat Akdes Nimet. Türkiye ve İdil Boyu. 1569 Astrahan Seferi, Ten-İdil Kanalı ve XVI–XVIII. Yüzyıl Osmanlı-Rus Münasebetleri. Ankara, 1966. 207 s.].

Документ важен тем, что он написан от имени самих жителей Поволжья, а потому отражает их собственное самоназвание. Как видим, среди перечисленных этнических групп татары не значатся.
В чём же дело? А в том, что предки казанских татар называли себя чувашами, которых, тем не менее, не следует путать с чувашами правобережья Волги, обитавших на территории современной Чувашии (тау-чуваш)
Этноним «чуваши» применительно к казанским татарам пережиточно сохранился у марийцев, которые до сих пор именуют их словом «суас», тогда как нынешних чувашей именуют «суасламары», т. е. «чувашский человек»[Васильев В. М., Саватков А. А., Учаев З. В. Марийско-русский словарь. Йошкар-Ола: Марийское книжное изд-во, 1991. С. 314].
Как видим, марийский язык, находившийся в некоторой изоляции, законсервировал этнические реалии прошлых веков, когда самоназванием предков казанских татар и чувашей был один и тот же этноним (чувашей и татар Ислам «разделил», говорите?).

Однако, этот факт никоим образом не отменяет мусульманского прошлого чувашского народа, которое, как мы уже сказали, не сводилось к отдельным эпизодам. Скорее наоборот, он помогает отделить историю от разного рода спекуляций, будь то направленных против чувашей-мусульман или же положенных в основу мнимой «деконструкции» «татарского суррогатного мифа».

Ответ Руслану Айсину или кто такие «ясачные чуваши»: Один комментарий

  1. спасибо большое за статью. скажите пожалуйста, а связанна ли новая религиозность с чувашей и башкир с учреждением муфтията? И с этим ли связанна татаризация чувашей?

Добавить комментарий