Священник Багин о масштабах «татаризации» и её причинах

Порой приводимые нами свидетельства переходов чувашей в ислам с последующей сменой этнической идентичности воспринимаются читателями в виде частных случаев, своего рода исключений из общего правила.

В связи с этим предлагаем оценить масштабы данного процесса и выявить некоторые из его причин, опираясь на доклад христианского миссионера С. А. Багина под названием «Об отпадении в магометанство крещёных инородцев Казанской епархии и о причинах этого печального явления».

Уже в начале своей работы Багин выдвигает следующий тезис:

«Быстрый рост численности татар-магометан указывает на то, что, кроме обычного естественного прироста, к магометанской группе присоединилось значительное число других инородцев, скрывающих свою национальность и именующихся уже исключительно «татарами».»

Его священник подтверждает следующими статистическими данными:

«По документам XVIII в., касающимся открытия Казанского наместничества в 1781 году, территория которого равнялась настоящей Казанской губернии, мы имеем следующие статистические данные о племенном и вероисповедном составе Казанского края*», взятые, вероятно, из материалов третьей ревизии, начатой в 1762 году.

Священник Багин о масштабах «татаризации» и её причинах, изображение №1

Как видно из приведённых данных, число чуваш превышает число татар на 14,218 человек.

Основываясь на сведениях 8-й ревизии (1834 г.) Кеппен исчислял инородческую примесь населения Казанской губернии следующим образом*

Священник Багин о масштабах «татаризации» и её причинах, изображение №2

К сожалению, данных этого года о вероисповедании инородцев мы не имеем, но приведённые числа указывают на быстрый рост численности татар, превышающей уже число чуваш на 8,483 человека. Это явление, несомненно, объясняется тем, что в двадцатых годах XIX столетия среди инородцев, «уходивших в татары», было довольно сильное брожение в пользу магометанства, обратившее на себя внимание не только духовного начальства, но и гражданского, и вызвавшее учреждение инородческой миссии (См. указ Св. Синода от 23 мая 1830 г.). Несмотря на это, отпадения инородцев в магометанство повторились и в 1840-х годах, в пятидесятых и, с особенною силою, в 1865 — 1866 годах, так что снова вызвали внимание и гражданского начальства.

Вследствие этих и последовавших затем отпадений инородцев в магометанство, численность татар сильно увеличилась, а число чуваш — уменьшилось; замечается сравнительно меньший с нормальным и прирост населения черемис, мордвы и вотяков. По сведениям Губернского Статистического Комитета за 1904-й год численность инородческого населения Казанской губернии представляется в следующем виде:

Священник Багин о масштабах «татаризации» и её причинах, изображение №3

Как видно из приведённых статистических данных, число татар за 70-летний период увеличилось настолько сильно (на 150%), что в настоящее время превышает число чуваш, вместо вышеприведённых 8,483 чел. — 1834 года, уже на 222,094 человека. Число это указывает, насколько быстро идёт поглощение татарами-магометанами различных инородческих племён: чуваш (больше других), черемис, мордвы и вотяков. Цифры эти не могут не обратить на себя внимание тех лиц, которым дороги интересы Православной Церкви и Русского государства, так как отатаривание инородцев продолжается и в настоящее время, и татарско-магометанское население неестественно быстро увеличивается.

Объяснить быстрое увеличение магометанско-татарского населения естественным приростом нельзя, так как, как мы уже видели выше из приведённых статистических данных, численный прирост других инородческих племён ниже почти вдвое, а именно от 76,1 % до 84,8 % и только вотяков — около 94,8 %, тогда как татарско-магометанское население за тот же период времени увеличилось на 150 %.

В этом убеждают нас и работы местных статистиков. Как известно, причинами колебаний в количественном изменении населения являются или механические, состоящие в эмиграции или иммиграции /выселении и поселении/, или физиологические, выражающиеся в рождаемости, смертности, или взаимном отношении и отношении их к населению данной местности. По свидетельству Н.Вечеслава (См. «Рождаемость населения Казанской губернии». Казань. 1882 г.), «эмиграционное движение для Казанской губернии не имеет никакого значения, потому что средняя ежегодная разница между поселениями (иммиграцией) и выселениями (эмиграцией) не превышала в течение 10 лет 242,8 человек, что для слишком полутора миллионного населения представляется величиной до бесконечности малой» (стр. 3). Что же касается естественного прироста населения, то, по сведениям Казанского Губернского Статистического Комитета за 1888 год, он выражается в следующих цифрах*

Рождаемость и смертность по вероисповеданиям за 1888 год.
Рождаемость и смертность по вероисповеданиям за 1888 год.

Как видно из приведённых статистических данных, население магометанское, сравнительно с православным, имеет лишь 1/10 % большего естественного прироста, являющегося вследствие меньшей смертности в детском возрасте магометан.

Таким образом, быстрый прирост населения татарско-магометанского несомненно имеет другой источник, который, помимо естественного прироста, способствует быстрому численному росту татар на счёт других народностей — чуваш, черемис, мордвы и других «уходящих в татары», — что и подтверждается при более близком знакомстве с этнографическим составом населения губернии.»

«В этом убеждает нас и неоднородность типа татар, который вообще сохранил монгольский элемент весьма слабо, что особенно заметно в селениях татар, живущих по соседству с другими инородцами: то он напоминает чувашский — с преобладающим смуглым цветом лица, то черемисский — с тощею растительностью на бороде и белокурым цветом волос, то добродушный вотский — с рыжими волосами и веснушками на лице и т.д.»

Далее С. А. Багин перечисляет некоторые известные ему селения, подвергшиеся «татаризации»:

Священник Багин о масштабах «татаризации» и её причинах, изображение №5

Не меньший интерес представляют и приведенные в докладе точки зрения на причины изучаемого явления:

Так, о причинах отпадений шестидесятых годов исправляющий должность Казанского Губернатора, Вице-Губернатор Е.А. Розов доносил в своём представлении Министру Внутренних Дел:

«Магометанская пропаганда сильно действует на здешних инородцев: чуваш, черемис и вотяков. Примером этому служит отпадение в магометанство крещёных чуваш Тетюшского уезда, деревень Кукушма, Белой Волошки и Утеевой. По частным сведениям известно, что в Мамадышском уезде некоторые, остающиеся в язычестве, черемисы и вотяки мало-помалу переходят в магометанство. Этот процесс отатаривания совершается очень просто по причине лингвистической близости финских языков к татарскому. Финские инородцы очень легко усваивают татарский язык, как это видно в уездах: Чистопольском, Спасском, Тетюшском и других, где они соседят с татарами-магометанами. После усвоения татарского языка, при свойственной татарам пропаганде, они принимают магометанскую веру и окончательно сливаются с татарами-магометанами, увеличивая таким образом массу этого народонаселения»*
* Казанская Центральная крещёно-татарская школа. Материалы для истории христианского просвещения крещёных татар. Казань. 1887 г. Стр. 302, 309.

С точки зрения автора, «отатариванию чуваш и других инородцев сильно способствовало и расселение инородцев в татарских деревнях: татары издавна известны за народность, ревниво охраняющую свою самобытность и стремящуюся ассимилировать живущих с ними инородцев, что и достигается ими благодаря лёгкости изучения татарского языка для всех инородцев нашего края. Вследствие этой причины инородцы, поселившиеся в татарских деревнях и составлявшие меньшинство сравнительно с татарским населением, в большинстве деревень Казанской губернии окончательно слились с татарами и официально считаются уже «татарами», так как они не отличаются от них ни по костюму, ни по языку.»

По свидетельству М.Лаптева, сильно способствовало этому и то обстоятельство, что «в старину чуваши брили голову и носили совершенно татарский костюм; татары женились на чувашках, да и теперь случается, что некрещёная чувашка выходит за татарина». Выход замуж за татар чувашек и других инородок за последнее время, как показывают наблюдения, увеличился, так как татары с целию распространения ислама охотно женятся на них.

Багин также кратко описывает механизм исламизации чувашской деревни:

«Центром пропаганды магометанства среди татар Казанской епархии и других приволжских губерний является Казань с её обширною торговлею, значительная часть которой находится в руках татарских купцов, сбывающих товары преимущественно торговцам деревень и уездных городов.

Пропаганда ислама обыкновенно начинается так. В инородческих деревнях, в которых почва для этой цели достаточно подготовлена общим влиянием соседних татар, некоторые из жителей уже начинают обнаруживать чисто внешние и, по-видимому, незначительные признаки этого влияния: постепенно переменяют свой национальный костюм на татарско-магометанский, начинают носить коротко подстриженные волосы, женщины — повязывать платок по-татарски и т.д. Таких инородцев магометане называют «татарсымаками», т. е. склонными к переходу «в татары», в данном случае слово татарин является синонимом слова — магометанин. Магометане начинают считать их своими, заводят дружбу; наконец, находится человек, который отпадает в магометанство и тем приобретает ещё большее расположение татар: ему магометане начинают оказывать материальную помощь и покровительство, дают ему различных товаров, и он открывает торговлю и, при деятельной поддержке татар-магометан, становится кулаком этой деревни и агитатором магометанства. С течением времени этот отступник богатеет и путём не столько устной пропаганды ислама, сколько материальным давлением, способствует отпадению от православия своих единомышленников. Когда число отступнических домохозяев достигнет до двух или трёх десятков, услужливые магометане заводят прежде всего школу, учитель которой учит детей и исполняет обязанности муллы, а затем кто-либо из купцов жертвует деньги на постройку мечети, и христианская деревня превращается в магометанскую.»

Авторский прогноз неутешителен:

«За последнее время замечается усиленное стремление магометан к постройке мечетей в отступнических селениях, так как с постройкою мечети пропаганда ислама становится более свободною и как бы законною, при этом беспрепятственно открывается и школа, которая закрепляет отступников в магометанстве. <…> Отступники, руководимые богатыми татарами — пропагандаторами магометанства, не жалеют средств на постройку мечетей и на ведение ходатайств о разрешении постройки их, изыскивают всевозможные способы к обходу существующих законоположений, предусмотренных Строительным Уставом.»
«… магометане широко пользуются обстоятельствами для своих целей и, распространяя известия о свободе вероисповедания, начинают усиленно вести пропаганду магометанства среди инородческих племён»

По сообщению уездного миссионера о. А.Николаева: «Отатаривание чуваш-православных и язычников Чистопольского уезда сильно двигалось и раньше, но ещё более усилится в будущем, так как татары Манифест о свободе вероисповедания перетолковывают чувашам всецело в пользу мусульманства с добавлением, что ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР и САМ прейдёт в мусульманство» (Отчёт за 1907 г.)

Источник: Доклад исправляющего должность Казанского епархиального инородческого миссионера священника С.А.Багина епископу Мамадышскому Андрею (князю Ухтомскому) от 21 июля 1909 г.

Священник Багин о масштабах «татаризации» и её причинах: Один комментарий

Добавить комментарий